Tags

, , , , , , , , , , , ,

Информационная справка по П.П. Гаряеву.

П.П. Гаряев не является первооткрывателем волновой природы генома. Волновую природу живых организмов открыл отнюдь не Гаряев, а великие русские ученые Лаховский и Гурвич в первой половине 20 века.

Гаряев не является создателем и открывателем технологии поляризационной голографии, продукт которой он продавал в виде аудио файлов в формате MP3. Гаряев и его сподручный Тертышный не являются изобретателями лазера, которым Гаряев пользовался, чтобы «записывать» свои «волновые матрицы». Лазер, которым Гаряев пользовался, был создан в Рязани, инженером, который работал и работает на Российское государство, и который никогда не подписывался под теорией Гаряева, и не был его соратником.

Теория Гаряева, объясняющая Волновой Геном, является ошибочной. Отсюда у Гаряева не получилась никакой путной технологии по управлению Волновым Геномом. Гаряев просто записывал радиоприемником шум лазера, направленного на фотографию, в крошечной комнате своей квартиры на Белорусской, три на три метра, где он спал — по сути, в своей спальне, где помещался только разложенный диван и стол, на котором стоял лазер, придуманный не им. Причём Гаряев не заморачивался экранированием помещения, и усердно сносил излучение своей дочери с синдромом дауна на соседей, а излучение соседей и излучение канализации на матрицы, которые продавал клиентам.

Сам Гаряев никогда не использовал термин «поляризационная голография», так как скрывал устройство лазера (стабилизированный гелий-неоновый лазер), в котором стоячая волна создавалась зеркалом. Данный термин использовал только его соавтор Тертышный, но без наличия теории, которая бы объясняла, как работает поляризационная голография. Например, ни Гаряев, ни у Тертышный не употребляли вообще термин «волновая оптика», термин «код преломления в дифракционной решетке стоячей волны» и термин «стоячая волна», которые являются основополагающими в моей фундаментальной теории Волновых Кристаллов. Я создала теорию Волновых Кристаллов в 1985 году, задолго до кого бы то ни было в области Биоголографии — гораздо ранее Шипова, Казначеева с Трофимовым, и Гаряева с Тертышным, и применила данную мою теорию к генетике, создав теорию Волновой Оптики Хромосом. Само понятие «Биоголография как Волновая Оптика» сформулировала так же я. Гаряев, для сравнения, использовал понятия «солитон» и «широкий электромагнитный спектр» в отношении волновых процессов ДНК.

Так же Гаряев употреблял термин «биологический компьютер», который является совершенно ошибочным, так как компьютеры оперируют бинарными кодами, а геном работает в безконечно-мерной квантовой нелокальности, описываемой геометрической волновой оптикой, то есть геометрией, а не алгеброй. Не говоря уже о том, что восхищение, которое Гаряев выказывал понятию «биологический компьютер» есть прямая дорога к чипированию кибер рабов.

Так как теория Гаряева и Тертышного была ошибочной, и, в результате, технология была настолько же ошибочна, в итоге, их опыты с лазером стали очень опасными для их здоровья. Например, они облучали свою сперму, и свою ДНК лазером. Тертышный сразу же тяжело заболел, и полностью выбыл из игры. А у Гаряева родилась дочь с синдромом дауна.

Ошибочность теории и технологии Гаряева объясняется, в том числе, отсутствием ученых степеней. Гаряев был по образованию ботаник. Получил степень кандидата наук. Гаряев никогда не был ни доктором наук, ни академиком. Свои знания в волновой генетике он подчерпнул в институте БИНАР, который появился в 1990-е годы на базе одного из закрытых ящиков КГБ в составе НПО «Энергия», в котором при СССР работало 5000 ученых. БИНАР провёл первое в мире дистанционное снижение сахара в крови диабетического телёнка на расстоянии 20 километров в середине 1990х для Американской диабетической Ассоциации, задолго до Гаряева. Так что Гаряев не был первопроходцем в области дистанционного управления биосистемами. По сути, Гаряев украл идею в институте БИНАР, и решил ее приватизировать, то есть, разбогатеть, продав данную идею на запад. Проработал Гаряев в БИНАРе около двух лет, и не имел полного доступа. У Гаряева никогда не было подписки о невыезде. Именно поэтому Гаряев много лет совершенно безнаказанно трепался о секретных разработках.

В 2001 году агент ЦРУ и Моссада Бернштейн помог Гаряеву и Тертышному вывезти лазер из Москвы машиной через Украину, а затем кораблём до Канады. И в Канаде, в Торонто, ЦРУшники кинули Гаряева с Тертышным по полной. Они отобрали у них лазер, технологию и все их теоретические наработки, не заплатив ни копейки денег, и не отдав даже официальную копию эксперимента по дистанционной регенерации на расстоянии 20 километров поджелудочной железы у крыс одной и той же генетической линии, у которых поджелудочная железа была разрушена ядом алоксаном. Гаряеву с Тертышным удалось достать неофициальную копию результатов эксперимента, которую они потом и опубликовали в журнале, который Гаряев сам и организовал лет пять спустя на интернете.

Так как у Гаряева не было фундаментальной теории Волнового Генома, Гаряев оперировал метафорами, и расхожими гиперболами. Например, он повторял чужую мысль, что ДНК – это язык. Хотя Гаряев употреблял термин «лингвистически-волновой геном», что терминологически неверно. Язык языком, а лингвистика – это наука О языке. Но как «лингвистика» генома оперирует Гаряев не мог объяснить. Он не мог объяснить эффект воблирования / неоднозначности генома. Гаряев прибегал к литературным сравнениям — он утверждал, что работа генома зависит от контекста. Таким образом, Гаряев сделал вывод, что геном омонимичен от слова «омоним», то есть не имеет постоянного значения, и приобретает значение только в контексте. То есть, геном противоречив, а, значит, научная точность ускользает.

Из чего же складывается «контекст» генома Гаряев не мог объяснить, так как у него не было моей теории Волновой Оптики Хромосом. Гаряевский термин «структурный фантом» так же является чистой литературщиной, и к науке генетике не имеет никакого отношения, как и «фантом оперы». Гаряев не понимал, что языки бывают разные. Например, в русском языке есть склонения и спряжения, которые меняют окончания слов. Поэтому в предложении на русском языке, можно менять слова местами, а смысл все равно будет точным. А в английском языке, нет спряжений и склонений. И именно поэтому в предложениях на английском языке невозможно менять места слов. А, значит, 98% не-кодирующей ДНК не являются «мусором», как считают западные генетики, но являются генетическими склонениями и спряжениями. И не как метафора, а, в прямом смысле геометрической волновой оптики.

Так как Волновой Геном является Геометрической Волновой Оптикой, запись и передача биоголограм должна быть многомерной, но не в смысле «широкого электромагнитного диапазона», как у Гаряева, а в смысле стерео эффекта стоячей волны, фокусируемого в нулевом центре / фокусе Волнового Кристалла.

Так как Гаряев не понимал, что биогологамма строится стоячей волной, он пытался использовать свой лазер для дистанционного психотронного нападения с целью убийства, которую он не скрывал. Гаряев не понимал, что стоячая / скалярная волны обнуляет любой внешний линейный сигнал (частоту), когда пик вперёд-идущей волны обнуляется впадиной той же волны, когда она отражается на себя. Биоголография, в принципе, не может использоваться как оружие нападения. Только как оружие защиты.

Волновая Оптика Хромосом работает на кодах преломления. Голографический принцип гласит, что вселенная целиком в каждой своей матричной точке. Значит, каждая матричная точка имеет бесконечное число частот, частиц и полей. То есть, волновой геном невозможно описать какой-либо отдельной частотой, частицей или полем. Следствие голографического принципа гласит, что, если вселенная целиком в каждой своей матричной точке, каждая матричная точка не просто отлична от любой другой матричной точки, но является уникальной (копирайт Ирина Цезарь 2012). Значит, каждая матрица одновременно уникальна и нелокальна. Если мы имеем две копии одной и той же матрицы, мы можем сносить информацию от одной копии к другой дистанционно и мгновенно, так как, в квантовой нелокальности, они составляют единое целое. Матрицы отличаются друг от друга индивидуальными кодами преломления к нулевому центру / фокусу Волнового Кристалла. Данный Нулевой Центр един для хромосомы и галактики, и есть доступ к Квантовой Нелокальности / Нулевому Полю.

Вселенная – 93% энергия, и только 7% частиц. Мы — вода на 85%. Но, в итоге, мы — жидкая кристаллическая среда на 7%, и волновая кристаллическая среда на 93%. Поэтому законы Волновых Кристаллов являются основополагающими для нашей жизнедеятельности:
(1) отражение волн на себя в результате смены спина с возникновением стоячей / скалярной волны;
(2) масштабирование (scaling) стоячей волны с созданием дифракционной решетки стоячей волны, когда каждый сегмент стоячей волны сам становится стоячей волной – от макро до микро измерений, что объясняет нелокальное или дистанционное воздействие дифракционных решёток стоячих волн; это же объясняет возможность защиты от психотронного нападения ультра низкими и ультра высокими частотами с помощью дифракционных решёток стоячих волн;
(3) возникновение преломления (рефракции) в дифракционной решетке стоячей волны, то есть, изменение сигнала от линейного (частоты) на голографический сигнал (безконечно-частотный). Мы можем дистанционно сносись сигнал только процессом рефракции к нулевому центру. В том числе, лечить и самоизлечиваться.